В объятиях пирата. Часть 5

A A A
1

Оглавление

Жанры:  Романтика Классика

Когда они вошли в пещеру, дикарь сидел на той самой куче соломы, на которую положил Анну, и потирал затылок. Увидев гостей, он не вставая, воззрился на них явно вопросительным взглядом и сжал в руках тяжёлую грубую дубину.
— Сэр, — Дюваль, заслонив Анну, заговорил с ним по-английски, — мы пришли с миром. Мы хотим узнать ваше имя.
Дикарь напрягся, по его лицу побежали слёзы, он вдруг встал и произнёс на плохом английском языке.
— Я есть Рикардо Хименес... И он изобразил нечто вроде вежливого поклона.
— Вы испанец? — спросил Дюваль, переходя на испанский. — В таком случае давайте говорить на вашем языке.
— Вы мои земляки? — обрадовался Хименес.
— Нет, — покачал головой Серж, — я — француз, моя жена англичанка. Но я хорошо знаю ваш язык. Меня зовут Серж Дюваль, моя супруга — Анна Дюваль. Если можно, расскажите, как вы оказались на острове, — попросил он.
— О, это было так давно... так давно, — несчастный опять сел и, охватив голову руками, заговорил отрывисто. — Мы плыли, потом сильный шторм, корабль затонул... Нас было трое в лодке... Но все умерли... меня же провидение забросило сюда...
— Вы говорите, это было давно. Но хотя бы примерно, как давно? — опять спросил Дюваль.
— Не знаю... Наверное, пятнадцать раз был сезон дождей...
— Сколько вам было лет, когда вы попали сюда?
— Около сорока пяти... Да, сорок пять...
Он замолчал, видимо, воспоминания, дававшиеся ему с трудом, причиняли ему почти физическую боль. — Следовательно, теперь вам примерно шестьдесят лет, — прикинул Дюваль.
— Сэр, — решилась заговорить Анна, — и всё это время... вы были совершенно один?
— Да, мадам... — Нам пора возвращаться, скоро стемнеет, — заметил Серж, — но я, с вашего позволения буду заходить к вам.
— Да, конечно... — Хименес встал и, глядя Анне в глаза, заговорил вежливо почти смущённо: — Мадам, я прошу прощения, что... похитил вас... Клянусь, у меня и в мыслях не было причинить вам что-то дурное... Я искал компаньона... это трудно объяснить, но...

Не договорив, он взглянул на Сержа и, как-то наивно улыбнувшись, заметил:
— Сэр, у вас удивительная жена... Я похитил её не для того, о чём вы, наверняка, подумали... Я хотел говорить... Говорить и видеть живого человека.
— Я верю вам, — склонил голову Серж, потом посмотрел в карие воспалённые глаза и добавил:
— Обещаю, теперь у вас будут добрые соседи.

Когда они подходили к дому, Анна попросила зайти к водопаду — ей хотелось смыть с себя неприятные воспоминания о прикосновениях Хименеса, об ужасном запахе, который вызывал у неё тошноту.
— Теперь, милая, ты вполне можешь стать Еленой Троянской, — улыбнулся Дюваль.
— Ты о чём? — не поняла Анна.
— Ну как же, из-за тебя на острове может разразиться война, — засмеялся он, за что был пребольно укушен в ягодицу.
— Ах, вы так, мадам! — Дюваль схватил её и поцеловал в губки так, словно захотел своим языком пронзить маленький ротик насквозь. Он почувствовал, как от его поцелуя она задрожала, ножки подкосились, и она безвольно повисла на его руках. Серж заглянул в расширившиеся чёрные глаза и утонул в них, как в омуте. Он уже знал этот её взгляд, зовущий, согласный на всё, разрешающий делать с ней любые безумства. Подхватив её подмышки, он приподнял Анну, так, что её напрягшиеся холмики оказались на уровне его лица. Уткнулся носом в ложбинку, заскользил по ней губами, поцелуями поднялся от основания к остреньким вершинкам, стал всасывать их до самых розовых «медальончиков». Тёплые струи водопада колышущейся кисеёй укрыли влюблённых.

A A A

© Копирайт - 2020